Юрий Шимановский (pan_szymanowski) wrote,
Юрий Шимановский
pan_szymanowski

"Черная река". Кусочек романчега.

Висит временно, скоро уберу.
Глава 1

Случилось так, что все увлекательные приключения,
которыми богата моя биография, начались с событий ничем не
примечательных. Бывало, началом истории становились шаги
соседа у входной двери или звонок налогового инспектора,
который, как оказалось, ошибся номером. История, которую я
сейчас расскажу, началась с третьей страницы местной газеты
"Брэйв Виллидж Обсервер".

Жарким июльским вечером, сидя на веранде, я развернул
свежий номер и сделал большой глоток пива. Скажу сразу, что
закон нашего штата запрещает употребление пива в местах,
доступных взору стороннего наблюдателя. А с веранды моей
открывается чудесный вид на Крысиные Болота. Таким образом,
стоит злополучному наблюдателю оказаться на болотах - и
все! Жди неприятностей. По этой причине, кстати, я пью
пиво только с наступлением темноты. Ох уж этот сторонний
наблюдатель. Сколько глупостей в мире совершается в угоду
какому-то неопределенному стороннему наблюдателю. Итак,
темным вечером я сидел на веранде с кружкой пива и свежим
номером "Обсервера" под торшером, который служил
одновременно и источником света и ловушкой для сотен
кровожадных "москитос".
Ночная жизнь болотных обитателей кипела вовсю. Кваканье,
кряканье, чавканье, повизгивание и урчание сливались в
единый монотонный гвалт. Никому из смертных не ведомо, что
происходит на болотах в это время. Никогда не ступала и не
ступит там человеческая нога. Да чего я рассказываю? Как то
раз после сильных дождей у самого моего крыльца
образовалась большая долгосрочная лужа. Не прошло и недели,
как в луже насчитывалось дюжина болотных гадюк, две-три
черепахи и один маленький новорожденный крокодильчик. А
теперь представим, что делается на необозримых просторах
болот, существующих тысячелетиями! Эти болота - самый
краешек того неведомого мира, который протянулся на сотню
миль и именуется дельтой реки Ваккамау, что на языке
местных индейцев значит Черная Река.
"Обещано вознаграждение в один миллион долларов" - так
называлась заметка на третьей странице "Брэйв Виллидж
Обсервер". И далее: "Читатели нашей газеты конечно помнят
статью, опубликованную около года назад и описывающую
странное создание якобы виденное рыбаками на одном из
островов в дельте Ваккамау. Напомним, речь шла о существе
семи футов ростом, телом и походкой напоминающем человека,
но с головой лягушки и хвостом аллигатора. Существо это
якобы преследовало людей, быстро перемещаясь на задних
лапах, и непременно настигло бы их, если б им не удалось
покинуть остров на моторной лодке. Тогда, год назад, наша
редакция просто посмеялась над этим сообщением, приняв его
за выдумку или чей-то похмельный бред. Рыбаки, как вы
помните, не сумели даже толком объяснить, на каком именно
острове они повстречали описанного монстра.
Недавно стало известно, что в болотах восточной части
дельты реки обнаружены следы неизвестного науке существа.
Более всего эти следы напоминают отпечатки лап колоссальной
лягушки.
Правительством штата обещано вознаграждение в один
миллион долларов тому, кто сумеет изловить это создание и
отдать его в руки компетентных лиц."
Ниже приводился рисунок, изображающий монстра,
выполненный художником со слов очевидцев. Помимо лягушачьей
головы и крокодильего хвоста, существо обладало волчьим
оскалом и красными светящимися глазами.
- Ййес! - воскликнул я и врезал ладонью по столу.
Судьба посылала мне очередное приключение. Дело вовсе
не в обещанном миллионе. Человек я очень богатый. Миллион,
миллиард... в этом ли дело? О нет! Все мое существо
протестовало против того образа жизни, который мне усиленно
пытались навязать. Два... нет... уже три месяца прошло с
тех пор, как я нашел клад в заброшенной шахте на севере
Оклахомы. И теперь вынужден коротать вечера с кружкой пива
и пошлой деревенской газетенкой. C меня довольно!
- Ййеа! - и я нанес удар пяткой в правый верхний угол
дверного косяка.
- "Тра-та-та" - запел мобильный телефон на журнальном
столике.
- Алло?
- Спать иди, алкоголик, - раздался сонный голос жены, -
Сейчас соседи позвонят куда надо. Гремишь тут...
Конечно она права, моя толстуха. Закон нашего штата
запрещает шуметь после десяти часов вечера. И кто знает,
быть может в трех шагах от меня, во тьме, затаился
сторонний наблюдатель. Я отдал необходимые распоряжения по
телефону и отправился спать. В голове мучительно
неопределенно маячил план грядущего предприятия. Все теперь
зависело от того, насколько тщательно удастся разработать
дальнейшую стратегию.
В девять часов утра, точен как хронометр, в дверь
постучал мой старый институтский товарищ Борис Лопуховский.
- Готово - доложил он с порога, поглаживая толстый рулон
компьютерных распечаток. - Кого идем ловить?
Я молча развернул перед ним газету и ткнул пальцем в
красноглазую лягушачью харю.
- На тещу мою похож, - задумчиво произнес Боря после
некоторой паузы.
Господин Лопуховский - личность замечательная. Взять хотя
бы то, что он живет здесь в Брэйв Виллидж на скромную
зарплату секретаря городской ячейки Ку-Клукс-Клана. Просто
удивительно, как порой пересекаются человеческие судьбы!
Когда я перебрался сюда после известных вам событий и
связанного с ними скандала, меньше всего я ожидал
повстречать здесь старого друга юности. Если сказать
кратко, Борис - человек наоборот. Полноватый, рыжий с
веснушками, он производит впечатление тупого деревенского
увальня. И в быту этот свой имидж он тщательно
поддерживает. Даже я, зная его много лет, зачастую
попадаюсь на его уловки. Боря - человек утонченнейшей души.
Прекрасный художник, музыкант, носитель энциклопедических
знаний. Но все это скрыто под маской недалекого плебея.
Чаще бывает обратное. Некий человек кажется вам
интеллигентным, умным, аристократичным, но приходит время и
понимаешь - все туфта. Жизненное кредо Бориса, как он
однажды признался, - казаться хуже, чем ты есть на самом
деле. Да! И это не пустые слова. Известно, что в жизни
порой самое опасное - недостаточная оценка противника. Вся
беды, выпавшие на долю бориных врагов произошли от того,
что его не смогли адекватно оценить.
Служебные обязанности Бориса ограничивались весьма
простой, хотя не вполне понятной процедурой. Каждый день по
полученному от начальника списку почтовых адресов он
рассылал письма с пятью апельсиновыми зернышками внутри.
Пятнадцать - двадцать писем в день. Поэтому мой друг,
будучи не особо обременен работой, развернул в городе
поистине безграничную общественно-просветительскую
деятельность. Уроки русского языка, транслируемые
пятнадцатым каналом, уже второй год пользовались бешенным
успехом. Два раза в месяц в городском "Конвеншн Холле"
Борис читал бесплатные лекции о русской культуре, каждый
раз собирая сотни благодарных слушателей. Обыватель, как
правило, клевал на слово "бесплатно". Но придя из интереса
на одну лекцию, ходил и на остальные, покоренный борькиным
магнетизмом.
Часть его славы отраженным светом падала и на меня
благодаря общности менталитета, культуры и языка. Мой образ
жизни, впрочем, был весьма замкнутым, но тем не менее я
никогда не забывал о том, что я - европеец. К тому же
некоторые факты из моей биографии каким-то образом
просочились в местную прессу и снискали мне славу эдакого
супермена инкогнито, хоть своего настоящего имени я никогда
не скрывал. Матвей Сабуров к вашим услугам.
Принесенные Борисом распечатки в развернутом виде
уместились на полу в моем кабинете, хоть пришлось немного
подвинуть мебель. Сложенные вместе они составляли очень
подробную карту дельты Ваккамау. Эту карту по моей просьбе
Боря разыскал в Интернете. В левом верхнем углу чернело
пятно города Брэйв Виллидж, которое можно было бы целиком
закрыть чайным блюдцем. Чуть ниже, у левого края карты
начиналось главное русло Ваккамау, которое вскоре
равномерно делилось натрое. Эти рукава разделялись
лесистыми, вытянутыми с запада на восток островами. Кое где
на островах попадались небольшие населенные пункты,
известные тем, что электричество к ним подвели только в
конце семидесятых. Примерно в середине карты возникал целый
лабиринт рек, ручьев и островов. Количество их росло к
правому краю и в конце концов сливалось в какую-то
невообразимую кашу. Берега обозначались здесь пунктирными
линиями, свидетельствующими о том, что нанесены они
приблизительно. Это - снискавшие себе дурную славу
блуждающие острова, которые постоянно меняют свои размеры и
положение. Здесь находится царство смертельно опасных
зыбучих песков. И, наконец, в крайне правой, восточной
части карты лежал Атлантический океан с вытянутым вдоль
болотистого берега островом Хелл. Рассказывают, триста лет
назад, когда в здешних местах появились первые иммигранты,
в окрестностях Ваккамау обитало могущественное племя. "А
нет ли где-нибудь здесь желтого металла" - поинтересовались
европейцы? "У нас нет" - ответил вождь, - "но на том
острове полно металла. Желтого и очень тяжелого". Европейцы
поспешили на остров и ... ни один из них не вернулся. Во
время приливов между островом и материком возникает
стремительное течение с водоворотами между блуждающих
отмелей. Никакого металла там отродясь не было, зато
ядовитых змей и пауков - сколько угодно, а местные комары
разносят энцефалит и малярию. Одним словом, название
острова вполне оправдано. (Прим. Слово "хелл" - по-
английски "Ад").
Созерцание карты в чем-то укрепило, а в чем-то
поколебало мой не вполне сложившийся план. Да, с одной
стороны теперь уже абсолютно ясно, что добраться в эту
глушь можно только по воде. Одна единственная дорога лежала
на севере, да и та оканчивалась в Брэйв Виллидж. Автомобиль
или какой другой сухопутный транспорт сразу отпадает.
Только лодка. Направление - с запада на восток, из главного
русла вниз по течению, постепенно углубляясь в
малоисследованные заболоченные леса. С этим понятно. Но с
другой стороны, невозможно проплыть по каждому ручью,
высадиться на каждый остров. Как ни крутись, как ни
прокладывай путь, в поле нашего внимания попадает лишь
ничтожная часть исследуемой территории.
- Шансы невысоки, а? - пробормотал Борис, обходя карту
по периметру, - но с другой стороны, - он совершил круг и
остановился в исходной точке, - мы знаем что это чудо, если
существует, обитает на востоке, - он провел ладонью
воображаемую границу, отделив треть карты у правого края. -
Вероятность успеха увеличивается втрое. Так? Потом, вряд ли
этот зверь водится в единственном экземпляре. Уж если он
как-то появился на свет, то, конечно, существует несколько
особей. Вопрос - сколько? Ну, предположим, десяток, может
больше. Таким образом шансы возрастают раз в тридцать. И
если раньше они равнялись нулю, - голос моего друга окреп,
- то теперь, согласно законам математики... мда... ну а что
ты сам-то думаешь на этот счет?
Я думал, о другом, глядя в окно на Крысиные Болота.
Удивительно, насколько по-разному воспринимаешь местную
действительность в разное время - ночью когда клочья белого
тумана бродят над трясинами и теперь в свете утреннего
солнца. Пышный волнистый ковер субтропической зелени уходил
к горизонту, на сколько хватало глаз. Плескалось в зеркалах
озер бездонное синее небо с парящими в нем орлами. Редкие
дюны вздыбились белыми султанами цветущей карликовой
пальмы. Одно единственное мертвое дерево возвышалось
поблизости, до самой верхушки оплетенное сочными щупальцами
лиан, и там, наверху, тянулись к солнцу огромные
нежно-розовые цветы.
- Думаю, Боря, что пока это беспредметный разговор, -
ответил я, не отрываясь от созерцания болот, - скажем,
почему ты решил, что это чудо живет в восточной части реки.
Ну, видели следы на востоке, а на западе не видели. И что
это меняет? И потом, с чего ты взял, что это зверь? Может
это переодетый псих. Да мало ли кто? Марсианин, сенатор от
Гавайских Островов... Но сдается мне, что тот мужик,
который уже подходит к крыльцу скажет нам что-нибудь
действительно важное.
- Привет, парни, как дела? Меня зовут Стив! - выпалил
вошедший и в нерешительности застыл перед разложенными на
полу бумагами.
Это был полноватый человек лет пятидесяти, одетый шорты
и футболку с изображением Микки-Мауса. Типичный усредненный
житель американской провинции. Рыжеватая бесформенная
бородка прикрывала часть загорелой шеи и свидетельствовала
о том, что ее обладатель только что позавтракал пиццей.
Такой облик присущ обычно людям добрым, бесхитростным,
привыкшим зарабатывать на жизнь честным трудом.
- Проходите, Стив, присаживайтесь ... эээ ... вот сюда.
Извините за беспорядок. Ну, нам, неверное, представляться
не надо.
- Конечно! Кто ж не знает вас, сэр, и мистера
Лопуховски! Чем могу помочь?
- Я нашел вас через редакцию нашей газеты - начал я,
мне сказали, что год назад была напечатана заметка о
каком-то чудище которое...
- О-о! - Стив состроил гримасу обиженного ребенка, - уж
сколько рассказывал, а в ответ только ругань и смех.
Грешно вам, джентельмены...
Величественным жестом Борис извлек из кармана чековую
книжку, полистал, и с задумчивым видом опустил обратно в
карман.
- Окей, что именно вас интересует?
- Вот карта, можете вы показать, где это произошло?
- Мы собирались поставить сети вот здесь, у южной
оконечности острова Хелл, - заговорил моряк хорошо
поставленным слогом. Ясно было, что он пересказывал эту
историю десятки раз. - Но каким-то образом перепутали время
прилива. Он начался в три часа по-полудни, хоть Чарли
уверял, что надо ждать в шесть... одним словом, нас
подхватило течением. Ну, вы знаете, господа, река в этот
момент поворачивается вспять, океан устремляется в пролив
между островом и болотом.
- Вы были в лодке?
- Нет, сэр, это была небольшая
моторная шхуна, которая вполне годится для океана. Но здесь
совсем другое дело. В открытом море вы не встретите такого
сильного течения.
- Ясно. Мотор или якорь не смогли бы удержать судно.
- Мотор бы смог, но в этом случае мы бы потратили бы
чересчур много топлива и потеряли бы ход до того как
добрались домой. А жил я тогда в Аламо. Якорь - точно, не
удержит на таком грунте. Там песок да ил.
Одним словом, мы легли в дрейф и только об одном
заботились, как бы не выскочить на мель. В конце концов,
какая разница? Сейчас нас несет в пролив, а через шесть
часов течение повернет в другую сторону и нас столь же
стремительно вынесет обратно. Логично?
- Предположим.
- Ну а получилось - хуже некуда. Нас забросило далеко в
устье реки, куда-то сюда, точнее не скажу, - рыбак показал
на скопление мелких блуждающих островов, - и все ж посадило
на банку. Как назло уровень воды в тот момент был самым
высоким. Пока мы пытались сняться, начался отлив и мы
застряли окончательно. Через час-другой шхуна крепко стояла
прямо в центре острова. Оставалось ждать следующего
прилива. Если предыдущий максимум был в шесть вечера то
следующий должен быть...
- В полседьмого утра.
- Вот именно. И нам выходило просидеть до рассвета в этом
проклятом месте. Ночь, в общем-то, прошла спокойно, если не
считать того, что все мы боялись нападения аллигаторов. Но
в это время они, видимо, спят. Ближе к утру вода поднялась
и мы стащили, наконец, шхуну на глубокую воду. И вот
тогда-то, в первых лучах солнца мы увидели Его!
- Ага!
- Он был вот такой, - моряк округлил глаза, широко
раскинул руки и выразительно зарычал.
Я, признаться, с трудом удержался от улыбки. Теперь
понятно, почему над беднягой смеялись после его рассказа.
- Ростом он был повыше человека и шел прямо по воде на
странно растопыренных лапах.
- По воде?
- Да... ну, не совсем по воде. Там мелко, но все равно
топь, трясина. Двигался он страшно неуклюже, как медведь,
поднявшийся на задние лапы. При этом он часто мотал головой
и смотрел, как бы не на нас, а немного выше, задрав морду.
Знаете, сэр, если б такое появилось чуть раньше, во тьме,
мы б наверное и не пережили этого ужаса. К счастью шхуна
была уже в воде и мы удрали. Вечером, уже из дома мы
позвонили в газету, где нас подняли на смех. Потом,
впрочем, напечатали заметку, но снабдили такими
комментариями, что лучше б они нас просто послали к черту.
Моряк выдержал паузу, вздохнул и поднялся.
- Вот, собственно, и все, что я мог вам рассказать.
Борис достал чековую книжку и изготовив чек на двадцать
долларов протянул его гостю.
- Большое спасибо, сэр, - улыбнулся тот, - не
сомневаюсь, что вы отхватите тот миллион.
- Что?
- Я говорю, тот миллион вполне достоин таких
джентельменов как вы. - сказал он и вышел. Вскоре его
удаляющаяся фигура уже маячила за окном на
тропинке среди камыша и папоротников. Я пожал плечами:
- Причем тут... не в этом ведь дело. Тебе, Боря, нужен
миллион?
Боря толкнул дверь на веранду и выскочил наружу.
- Хей, Стив! - крикнул он.
Рыбак обернулся и выжидательно замер, смешно хлопая
глазами, - если дело выгорит, я пришлю еще один чек!
Subscribe

  • Про загар

    Несколько лет назад я с огорчением обнаружил, что у меня пропала способность загорать. Я связал это с гормональными возрастными изменениями. Сейчас…

  • Машику 19

    С днем рожденья, птичка.

  • Тем временем за окном

    Что характерно, оно не гремит.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments