September 26th, 2009

Птица.

Вчера посмотрел фильм из серии "Коломбо", до сих пор прийти в себя не могу. Короче, устраивают имитацию самоубийства. Тетку бьют чем-то тяжелым по голове. Потом кладут фальшивую предсмертную записку, открывают газ и уходят. А у тетки жил попугай. Прибывшая полиция находит два трупа - человеческий и птичий.
Вот что интересно, дамы и господа. Когда на экране людей убивают пачками - как-то пофиг. Сижу и лениво попиваю пиво. Но убили птицу, пусть даже в кино. Я просто в шоке, как они смогли такое вставить в сценарий? Ужас ведь.
Блин, странности человеческой психики.

Я очень извиняюсь...

Я очень извиняюсь...
Но по законам Украины с сегодняшнего дня в СМИ и Интернете запрещена негативная информация о Юлии Тимошенко.
Так, что просто фото.
11.00 КБ

Утраченный секрет.

Когда я был в армии, я узнал про искусство "успокаивать людей". Узнал не сразу и с большим трудом. Сперва я заметил, что многие люди умели успокаивать меня. Ну, скажем, кто-то меня разозлил, довел до ярости и вообще белого каления. И потом вдруг раз! Человек бросает мне два-три слова и вдруг я понимаю, что совсем не сержусь. Это была просто мистика. Обладали таким умением в основном сибиряки. Видимо, неосознанно. После того как я пережил около десятка таких "успокоений", я задумался и понял секрет, как успокоить злого на тебя человека.
Вернувшись из армии я, случалось, "успокаивал" родителей несколько раз, если они на меня сердились. Но в общем, в повседневной жизни такое умение не особо часто требуется.
Прошло лет 20. И вот один раз, отец вдруг сказал мне, что он был озадачен моей способностью успокаивать людей, когда я вернулся из армии. Он тоже счел это какой-то магией. Он думал над этим, но не знает, в чем фишка. Я рассмеялся тогда и сказал, что все это просто... и вдруг я понял, что ЗАБЫЛ этот секрет. И до сих пор я не могу его вспомнить. Знаю, что это довольно формальный алгоритм. То ли нужно задать какой-то вопрос, то ли поднять какую-то определенную тему. И злой человек становится добрым. Что-то очень-очень неочевидно. Но забыл. Видимо, навсегда.