November 1st, 2006

Улыбнитесь, каскадеры.

Ну, раз уж я тут начал про кино, вот другая история. Случилось мне присутствовать на съемках фильма-боевика “Шестой”. В качестве стороннего наблюдателя. Собственно, мы с двумя приятелями оказались единственными свидетелями этого действа. А сцена была масштабной. Снимали ее на железнодорожной ветке из Балаклавы в Камыши. Выглядело это так.
Едет поезд – паровоз и штуки четыре выгона. Последний вагон горит ярким пламенем. Тут же у поезда несется какая-то орава на конях. То ли басмачи, то ли оборванцы, и все они стреляют из винтовок. Потом прямо на ходу перескакивают на поезд. На крыше одного из вагонов уже идет групповая драка. На крыше другого – очень колоритная личность. Здоровенный волосатый бородатый мужик с голым торсом. На груди огромный золотой крест. Он из ручного пулемета навскидку лупит направо и налево. (Вся сцена - явный плагиат на финал “Неуловимых мстителей”, кстати).
За время съемки эпизода, поезд успевал проехать с километр. Потом его тушили из пожарной машины, отгоняли назад и еще раз снимали, как водится.
Кстати, так я этот фильм и не видел. Просто, рассказали что кроме сцены с поездом там смотреть нечего. А сцену я и так видел в натуре.
Самое любопытное вот что. Там одного мужика на крыше вагона били по морде и падал спиной на землю. Да-да. С крыши поезда. На ходу. Я бы сказал, что остаться после этого живым никак нельзя, но вот как-то он умел. Само место приземления, не было видно с моей позиции. Однако соломку там никто не подкладывал, это точно, и мужик падал на самом деле. Потом он вставал, отряхивался и ждал следующего дубля.

Во дают

Заметку из моего ЖЖ стырил "Московский Комсомолец" - http://www.srochno.mk.ru/article.asp?id=4815

Не, я конечно понимаю, что творчество известного американского писателя идет нарасхват, но почему бы по человечески не попросить? Мне ж не жалко.